Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:33 

Мини, 2 лвл

Зелёный бамбуковый лес
Каждое третье полнолуние каждого второго високосного года у Кристобаля Хозевича слегка побаливала совесть (с) // Доктор лизнул законы Хаммурапи, и его повязала охрана(с)
Единственный мини, который я осилила написать на эту битву. Планов было больше... Зато я нечаянно распечатала третий косарь слов, достижение, однако. Давно хотелось написать о юности Келеборна и Трандуила в Дориате, на самом деле. Правда, изначально, совсем-совсем раньше мне хотелось вписать в это Келеборн/Галадриэль. Но ладно, может, в другой раз.

Я люблю Трандуила, как ни странно, хотя явно не той любовью, какая у меня к моим истинным предметам обожания, но всё-таки. А вот то, что с лёгкой руки г. Пи-джея заполонило интернеты делает мне больно. Так что здесь я попыталась "нарисовать" Трандуила исключительно таким, как я его себе представляю. В какой-то мере мой хэдканон удачно нашёл визуализацию в творчестве вот этого художника. У него совершенно чудесный Трандуил, его характер просто так и лучится с этих рисунков.

Название: На границе
Автор: Зелёный бамбуковый лес
Бета: Blancheflake
Размер: мини, 2 325 слов
Канон: Сильмариллион
Пейринг/Персонажи: Трандуил, Келеборн, Белег, НМП, эпизодически Маблунг и Даэрон.
Категория: джен
Жанр: драма, юмор
Рейтинг: PG
Краткое содержание: Трандуил первый раз в жизни отправился на границу вместе с другими учениками Маблунга

Ночь была тихой, небо — ясным, а звёзды — такими яркими, что их не затмевал даже бледный свет Луны. Безмятежность, почти как до Солнца.

— Для полноты картины недостаёт только спокойствия на твоём лице, мой дорогой друг, — весело сообщили откуда-то сверху.
— Белег? Что ты там делаешь?!

Маблунг Тяжёлая Рука не был бы старшим из военачальников короля Тингола, если бы позволил себе попасться на такую старую шутку и подскочить от неожиданности, поэтому получилось лишь чуть-чуть громче, чем нужно.
— Сплю! — донеслось из листвы. Врал, разумеется.

Маблунг вздохнул. Вид у него был такой удручённый, что Белег всё-таки свесился с ветки, соизволив показаться собеседнику, и с любопытством спросил:
— Что случилось-то?
— Через два дня мы возвращаемся на границу…
— Только через два дня!
— …и в моём отряде несколько новых воинов…
— Это же твои ученики, я уверен, что они справятся!
— …и Трандуил в их числе. Белег, нечего смеяться!
— Как ты на это согласился? — Белег мужественно справился с приступом хохота, сел на ветке поудобнее и даже добавил во взгляд сочувствия.
— Если я не возьму его так, он всё равно сбежит сам.
— А что Орофер?
— Орофер мне об этом и сказал!

Белег понимающе кивнул. Если уж недоверчивый и ершистый Орофер пришёл плакаться к Маблунгу, значит, неугомонный княжич Трандуил настроен серьёзно.
Ой-ей.

— Ну, на границе сейчас спокойно, сам знаешь. Мы бы ведь и не стали так рисковать.

Весь вид Маблунга говорил, что это его ничуть не убедило. Неудивительно: речь шла о Трандуиле. Белег понял свою оплошность.

— Зато на глазах будет! — он имел привычку во всём искать светлую сторону.

Маблунг лишь возвёл очи горе.

***
Лунный свет мягко озарял прогалину, играл на траве и в зелёных спутанных косах Пастырей Древ. Мелодия, разливавшаяся в ночном воздухе, показалась бы эльфам слишком медленной, но для энтийского танца подходила как нельзя лучше. Флейта пела о дожде, о том, как растут травы и ночная роса сбегает с их концов на землю. Плавные, едва заметные движения танцоров завораживали, Луна очерчивала длинные руки, словно могучие ветви, и казалось, что на прогалине вырос лес — молодой, лёгкий, радостно шумящий листвой. Лишь один из энтов оставался совершенно неподвижен — высокий, подобный могучему буку хранитель Нелдорета, старший из собравшихся. У его ног на траве сидели двое эльфов — кудрявый флейтист в ивовом венке и молодой воин с распущенными в честь праздника серебряными волосами.

— Ты действительно мастер, — тихо сказал Келеборн, когда Даэрон окончил очередной гимн лесу. Старый Бук удовлетворённо качал головой, неспешно обдумывая достойные слова. Отзвуки мелодии ещё дрожали в воздухе.

— Келеборн! Келеборн! — отчаянный весёлый вопль спугнул последние созвучья, и на прогалину из чащи выскочил ещё один эльф. Прошёлся колесом, только мягкие сапоги мелькнули, и встал точнёхонько перед сидящими. И тут же замахал руками.
— Наконец-то я тебя нашёл! Полночи искал! Келеборн, представляешь, Маблунг… Ай! — именно этот момент Старый Бук выбрал, чтобы не спеша вытянуть длинную руку, ухватить шумного эльфа за шиворот и поднять над землёй.

Тот даже замолчал от удивления, широко раскрытыми глазами глядя в глубокие глаза энта.
— Трандуил, — застонал Келеборн, — что ты делаешь?
— Он твой друг, Серебряная Ветвь? — задумчиво спросил Старый Бук, внимательно разглядывая нарушителя спокойствия.

Сам худой, ещё не вошедший в возраст, руки и ноги слишком длинные, накидка поверх простой одежды наброшена как попало. В золотистых волосах, торчащих во все стороны — тонкие веточки и зелёные листья: видно, очень спешил.

Длинноватый и чуточку облупленный нос, на нём — россыпь бледно-золотистых веснушек

Зелёные глазищи и…

Трандуил широко улыбнулся
— Здравствуй!

…и море мальчишеского самомнения.

— Мой родич, — Келеборн вообще-то мало чего смущался, но прямо сейчас страстно желал провалиться под землю.
— Хм-хм, ну что ж… И ты здравствуй, — Старый Бук покачал головой и аккуратно разжал пальцы. Трандуил мягко свалился в густую траву, издав ещё один радостный вопль. Внимательные взгляды приблизившихся энтов его смутили мало — он смотрел вокруг с любопытством и был, видимо, очень доволен новым знакомством.

Келеборн отрешённо слушал, как Трандуил старательно здоровается с энтами, и завидовал безмятежности Даэрона.
— Так вот, Маблунг согласился взять меня вместе со всеми! — покончив с любезностями, Трандуил стремительно повернулся к молчаливо созерцавшим его страшим товарищам и вперил ликующий взор в родича. — Ты рад?

Келеборн подумал, что ещё чуть-чуть, и он, наверное, сможет достигнуть спокойствия Даэрона.
Во всяком случае, после возвращения из дозора вместе с Трандуилом его уже ничто не сможет напугать.
— Безумно.

— Я буду тебе помогать! И мы вместе совершим великие подвиги!

Даэрон задумчиво улыбался звёздам.

Высокие Силы, храните витязя Маблунга и Келеборна, сына Галадона…

***
Утро третьего дня для Келеборна началось раньше положенного.

— Мы не опоздаем? — движение звёзд говорило, что полночь едва миновала, но Трандуил уже вскарабкался на лёгкий флет в развилке громадного старого дерева, где Келеборн имел обыкновение отдыхать в тёплое время года.
— Нет, — Келеборн надеялся, что такая краткость не даст Трандуилу возможности обрушить на него град новых вопросов. Ведь «нет» это значит «нет». Всё. Ответ дан. Можно дальше спать.

Трандуил сел, поджав ноги и положив кожаную сумку и новый лук под руку.
— Как ты думаешь, долго нам идти? Мы встретим орков? И…

Зря надеялся.

Но, по крайней мере, теперь он должен приблизиться к идеалу спокойствия.

…— Ты же сказал «Нет!» — Трандуил сердито сопел, подгоняемый чувствительными тычками в мягкую часть тела.

Ну разумеется, они не должны были опоздать. Если считать от полуночи, и если бы кое-кто не заснул прямо перед рассветом.

И что это вообще за эльф, которого не добудишься?!

— Неправда! — выслушав это обвинение, Трандуил воспылал праведным гневом, — у меня чуткий сон! Заячий!

Спокойствие, только спокойствие.

***
Белег Могучий Лук, взявший под крылышко самых молодых из них (хотя думать об этом именно так Трандуилу было не слишком приятно), за словом в карман не лез и неожиданностей не боялся. И, разумеется, Белег был… героем. Самым настоящим. Ведь он, как и Маблунг, сражался в той битве, что была ещё до Луны и Солнца, и теперь хранил границы Потаённого Королевства. А уж в стрельбе с ним, конечно, не сравнились бы даже пришельцы с Запада, хотя они и были великие воины.

Трандуил даже притих и был сама сосредоточенность.

Он желал совершать подвиги. Не то чтобы ему не нравилось дома, но он был убеждён: самое интересное происходит где-то там, за Завесой. И если не в самой сказочной дали, где простирались великие равнины и высились могучие крепости странных родичей лорда Финрода, то хотя бы на границе. А уж туда-то мог отправиться даже Трандуил. Отец, правда, не одобрял этого стремления, но он вообще много чего не одобрял. Эльфийская жизнь длинная, и всю её просидеть даже в таком замечательном месте, как родная трандуилова земля, которую хранила Владычица Мелиан, казалось просто кощунством.

Место, выбранное стражами для несения дозора, совершенно очаровало Трандуила. Полный решимости быть самостоятельным, он лично сплёл себе подвесное ложе между крепких ветвей, натянув вместо полога свой тёмно-зелёный, неприметный в тени плащ.

…И чуть не свалился с этого великолепного сооружения прямо в кусты ежевики, росшие под облюбованным деревом.

Маблунг, на счастье Трандуила, отправился проверять остальные посты.

Белег, к тому времени закончивший разъяснять расположение другим новоприбывшим, терпеливо заверил его, что жертвы вроде полётов в ежевику вовсе не обязательны, потому что это место используется не в первый раз, и стрелки уже построили здесь всё, что нужно.

И даже смеяться при этом не стал. Совсем.

Ну, вот наверное именно поэтому он и был героем.

Потом он ушёл, а Трандуил остался вдвоём с Келеборном. Слушал птичью ругань где-то в листве, украдкой смотрел, как ползёт по листу важная гусеница, и даже не пытался изображать раскаяние.

— Ты обещал, что будешь помогать мне, помнишь? — Келеборн был пасмурен. Трандуил очень хорошо знал это его выражение лица и даже дал себе честное слово, что когда-нибудь всё-таки скажет другу, как выглядят его попытки казаться спокойным со стороны. Если кто-нибудь не сделает этого раньше.

Например, леди Нэрвен.

А пока можно было и помолчать.

— Трандуил! Ты обещал. А теперь что? — это выражение Трандуил тоже знал.

И подражать Маблунгу у Келеборна получалось так себе.

— Но ведь я не брал обещания с тебя, — это же было так просто: Трандуил, конечно, хотел помогать Келеборну. Но совсем не хотел, чтобы было наоборот.

Келеборн внимательно посмотрел на него и кивнул, показывая, что понял.

— Знаешь, воины не только предлагают, они ещё и принимают помощь. Это взаимовыручка. Если тебе действительно нужна будет помощь, я помогу. Как воин воину, — он обернулся, уходя. Солнечные лучи искристо блеснули в серебряных волосах.

Трандуил озорно улыбнулся ему вслед. И это лицо тоже было знакомым.

Ему очень хотелось сказать Келеброну, что собственное выражение лица тому идёт гораздо больше любого другого.

Как бы там ни было, они умудрились поделить флет и даже не свалиться с него.

***
— Трандуил! — и всё-таки это восклицание стало привычным для всех уже на следующий день.

Он обнаружил рядом с их укрытием птичье гнездо. И немедленно решил сделать приятное знакомство. Конечно, он не смог бы соперничать с Даэроном в искусстве пения или игры на флейте, но в своём мастерстве изготовления свистулек и подражания птичьим голосам справедливо не сомневался.

Совершенное счастье, омрачённое лишь тем, что негодующий глава пернатого семейства не разделил радости от знакомства и даже предпринял несколько весьма решительных нападений, во время одного из которых чувствительно клюнул Трандуила в руку.

А доставалось-то за нарушение спокойствия не ему. И где, спрашивается, справедливость?!

Трандуил обиделся и на некоторое время прервал попытки дипломатических отношений с пернатыми соседями.

Он героически сохранял порядок в течение почти целого дня.
— Трандуил!!..

…Хотя никто не говорил, что у него всё получалось идеально.

***
Мир вокруг был огромен и нов, настоящая жизнь и мечты стали ближе, Келеборн успокоился, а Трандуил уверился в своих великих способностях. Особенно по части умения скрываться.

По правде говоря, для полного счастья Трандуилу не хватало только подвига. А подвиг, конечно, должен был совершиться в бою. Вот только боя всё не случалось. Келеборн даже не подозревал, а был почти уверен, что в иное время наставник и не стал бы брать с собой на границу… да вот хотя бы того же Трандуила. Тот же каждый вечер строил грандиозные планы или принимался допрашивать родича. Келеборн рассказывал честно и терпеливо ждал, когда Трандуилу наскучит его не столь цветистое (уж во всяком случае, мало похожее на легенду) боевое прошлое, но чуда всё не происходило.

Можно сказать, они оба жили в ожидании.

***
Шум был чуждым. Стражи хорошо умели различать природу звуков, нарушавших лесную тишину. Голоса живой жизни вокруг не относились к таким — тишина здесь и состояла из них. А вот настоящий, тревожный шум бывал разным.

Время действительно выдалось очень спокойным, но от тварей из Нан-Дунготреб это не спасало. Большей частью обитатели этого жуткого места охотились в своих туманных угодьях. Но всегда находились те, кто в поисках добычи пересекал границу искорёженной земли, , и такие были угрозой

Пятерым нандор в этом пришлось убедиться на собственном опыте. Впрочем, за свои жизни они боролись отчаянно.

— Скорее! — Гилилот, дозорный, встревоженно махнул рукой, показывая направление, — они не успеют!
— Вы идёте со мной. Вы остаётесь, — Белег делил своих подопечных не задумываясь, он знал их всех, и его решения не обсуждались.

Поэтому Трандуил остался.

— Мы должны дать им время. Вперёд!

А что поделаешь.

…Кот был, судя по всему, ещё слишком молод и вдобавок совершенно измучен. Но, несмотря на это, он был великолепен.
Дориатские лесные коты мало походили на мелких степных бродяг или камышовых охотников с озёр. Они жили по тридцать—сорок лет и были по-настоящему грозными воителями. Короткий серый мех, покрывавший могучие гибкие тела, был расписан удивительными тёмными узорами, а к зиме становился только краше. Но ни один эльф из синдар или нандор никогда бы не посмел добыть такую шкуру ценой жизни одного из этих созданий. Считалось, что коты служат самой Владычице Мелиан.

И вот теперь Трандуил видел, как лесной кот сражался не на жизнь, а на смерть. Тварь, с которой он сцепился, казалась жуткой помесью какого-то волкоподобного хищника с громадным пауком.

Схватка катилась в стороне от начавшегося боя маленького отряда Белега.

Трандуил не мог ни о чём думать. Пальцы сами нащупали стрелу в колчане.

Слишком далеко. Слишком плотно переплелись тела.

— Стой! — Келеборн ушёл с Белегом, а Гилилоту Трандуил совершенно точно никаких обещаний не давал.

Стрелу обратно в колчан и лук за спину. С флета — на ветку, ещё на одну и ещё, на следующее дерево. «Вперёд» или как там говорил Белег.

Расстояние уже было подходящим, но тела противников, всё ещё катавшихся в измятой траве, были сплетены слишком плотно.

Трандуил, несомненно, уверился в своих способностях, но что касается стрельбы из лука… Рядом с Белегом похваляться подобным было бы то же самое, что похваляться игрой рядом с Даэроном.

И всё же…

«Пожалуйста».

Трандуил заставил пальцы не дрожать.

И спустил тетиву.

У него не было возможности даже пожалеть о том, что этого никто не увидит — было только осознание: стрела вошла в плечо твари, не задев кота.

Вошла неглубоко, но сделала многое. И прежде всего — заставила противников отпрянуть друг от друга.

И привела тварь в бешенство.

Трандуил понял, почему кот, несмотря на страшные лапы так долго не мог одержать победу: шкура его противника была слишком жёсткой.

И ещё он понял, что придётся спускаться. С такого расстояния тварь было не достать всерьёз.


…Это было, конечно, глупостью, но заплатить за неё жизнью ни перемазанный и исцарапанный Трандуил, ни измученный кот не успели.

— Трандуил! — кажется, это надоевшее восклицание никогда ещё не звучало так приятно, как в тот момент, когда меч Келеборна отсёк твари ту самую, стрелой меченую лапу.

***
— Ты самый невозможный дурак во всём Белерианде! А может даже в Эндоре! Или… — Келеборн оборвал свою вдохновенную тираду, чтобы взглянуть, какое влияние она оказала. И даже забеспокоился при виде непривычно унылого лица друга: — Что это ты нос повесил?

— Ну… — Трандуил ковырял мягкую лесную землю большим пальцем ноги. Обсыхая после мытья, чистый и перевязанный , он мог позволить себе такую роскошь. — Ты же знаешь…
— Подвига не совершил? — Белег понимающе улыбнулся и в последний раз коснулся его лба, прислушиваясь к чему-то. — Брось.

Трандуил вздохнул. Теперь его ещё очень не скоро куда-нибудь возьмут. Белег не пытался его распекать, просто головой покачал и велел возвращаться домой. На лечение.

Но Трандуил его понял.
— Это не так уж важно, — Белег опять не добавил ничего о том, что Трандуил «поймёт позже», — и он, я думаю, со мной согласится.

Кота стражи тоже перевязали в числе спасённых. Он больше не скалился и не хлестал себя хвостом по бокам, взгляд его был ясным. Трандуил осторожно погладил лобастую серую голову. Лесные коты были гордым народом, но этот, видимо, счёл, что эльф заслуживает доверия — и позволил ему такую вольность.

Белег задумчиво щурился, глядя на образовавшуюся скульптурную группу.

Может, этот неугомонный и не совершил «настоящего» подвига, о котором так мечтал, но зато он нашёл нового друга.

Трандуил заулыбался.

...И значит, Орофера ждал большой сюрприз.

И пусть здесь будет нечто вроде иллюстраций:

In Doriath by h-muroto

«In Doriath» by h-muroto

Келеборн и Трандуил



Маблунг (с серебряными волосами) Трандуил (посередине) и Белег. Не ассоциация — давний любимый арт, найденный в Сети.

@музыка: дурная попса

@темы: записки толкинутой, моё, фанфики

URL
Комментарии
2015-10-30 в 11:17 

Gildoriel
That's what I'm Tolkien about
Милый рассказ :) Энты также порадовали))

2015-10-30 в 16:12 

Зелёный бамбуковый лес
Каждое третье полнолуние каждого второго високосного года у Кристобаля Хозевича слегка побаливала совесть (с) // Доктор лизнул законы Хаммурапи, и его повязала охрана(с)
Gildoriel, рада, что так)

Энты также порадовали))

О, это всё мой железный хэдканон о дружбе энтов и дориатских синдар. Я всё ищу. куда бы его впихнуть.

URL
2015-10-30 в 21:50 

Gildoriel
That's what I'm Tolkien about
о дружбе энтов и дориатских синдар
О, у меня то же самое :friend:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Скитания в трёх соснах под луной.

главная