20:30 

В общем, лол...

Зелёный бамбуковый лес
Каждое третье полнолуние каждого второго високосного года у Кристобаля Хозевича слегка побаливала совесть (с) // Доктор лизнул законы Хаммурапи, и его повязала охрана(с)
...я села писать один фичок, а написала другой. У меня было столько идей по разным фэндомам, в т. ч. по этому, а написалось то, что я вообще не обдумывала в форме пафосно-внятной законченной идеи а ля фест/фб, с ключами и обкатанными фразами. Просто кусок чего-то.

Ибо потому что (с)

Название: ***
Автор: Зелёный бамбуковый лес
Бета: самобетинг
Размер: драббл, 879 слов, прастихосспаде
Канон Люди Х (комиксверс, 616)
Пейринг/Персонажи: Чарльз Ксавье, Дэвид Хэллер
Категория: джен
Жанр: герои традиционно друг друга не поняли и страдают на этой почве драма, психология
Рейтинг: G
Краткое содержание: Дурак-сын. Дурак-папаша (с) из недавнего удачно подвернулось
Примечание: таймлайн реет неопределённо где-то в районе «Not A Hero», персонажи в стороне от основных событий, потому что свалили в закат путешествовать примерно тогда. Но аффтара могло глюкануть, потому есть вероятность, что таймлайн гуляет. С другой стороны, Чарльза в том сеансе плясок вообще нет, хотя пляски специфические

— ...число погибших...
Щёлк. Щёлк.

Это было невероятно. Немыслимо. Невозможно.

.— ...Называющий себя Магнето.

Нет. Нет-нет. Не может быть.

— Отец?

Клац!

Чарльз выключил телевизор прежде, чем сын вошёл в комнату.

— Папа? Всё нормально? — Дэвид замер на пороге, и Чарльз в очередной раз подавил трусливое желание сбежать от его внимательного взгляда. Дэвид уже избавился от своей детской привычки больного забавно наклонять голову набок, когда был озадачен или заинтересован, и от осознания понимания с его стороны, от вопроса в его глазах, с недавних пор смотревших и видевших, делалось неуютно.

— Да, всё хорошо, — живо откликнулся Чарльз. — Хочешь съездить в город?

Некий очень могущественный мутант, управляющий металлом, напал на демонстрантов. Не скрываясь. Явно желая быть услышанным.

Магнето.

— Нет, — Дэвид вздохнул и отвернулся. — Извини, я не поэтому... мне показалось, что ты... тебя что-то... я на веранде посижу.

И вышел тихо — хотя сейчас Дэвид больше ходил пешком, он всё ещё предпочитал мягкую и лёгкую, почти не уличную обувь.

И снова Чарльз ощутит противный горький вкус во рту. Чтобы ни происходило в Америке и даже в мире он дал себе слово. Он дал себе слово позаботиться, наконец, самому о своём ребёнке.

Эрик не мог. Не мог. Не стал бы. Не опять.

Чарльз вдохнул через нос. Это было проблемой. Дэвид, будучи собой, как правило, с осторожностью относился к своим силам, и всё же... Это ощущение беспокойства он уловил, видимо, инстинктивно, даже не задумываясь.

Следовало взять себя в руки.

Погибли люди. И если Эрик снова... Нет.

Были и другие. Скотт. Логан.

Они ведь сообщили бы ему, будь ситуация критической. Правда же? Они справятся.

Чарльз потёр переносицу.


"Мне показалось, что ты..." Ну вот, только этого не хватало. "Возьми себя в руки. Ему не стоит волноваться". Сейчас состояние Дэвида было стабильным. Они вдвоём тоже справлялись. Остальное можно было оставить другим, в конце концов.

Всегда был ещё один вариант. Чарльз покосился в сторону погасшего экрана. Нет.

Телевизор сын почти не смотрел.

Чтение и совместные прогулки пешком Дэвиду нравились больше. И, откровенно говоря, Чарльза это устраивало.

После случая в Париже, он всерьёз задумался, стоило ли впутывать Дэвида в такие ситуации. Возможно, это было странно. Это расходилось с вечными, ставшими за много лет неосознанной привычкой, требованиями к себе и другим, обладавшим даром, но...

Хотя бы ненадолго. Он должен был постараться дать сыну просто жить. Хотя бы сейчас, после всех этих лет, Дэвид заслуживал немножко обычного мира.

Не стоило забивать ему голову мировыми проблемами. Да и своими тоже.

***
Отца что-то беспокоило. Дэвид в этом был почти уверен, хотя сейчас неясное зудящее чувство где-то в затылке сошло на нет и не возвращалось, сколько он к себе не прислушивался. Пусто. Тихо. Спокойно.

Блок?

Дэвид помотал головой, потом положил подбородок на сцепленные руки и стал смотреть на улицу.

Тишина снаружи была неполной. Живой. Её и тишиной-то, говоря по совести, нельзя было назвать. Он до сих пор не мог привыкнуть к ощущению реального мира. В последнее время его было достаточно, чтобы чувствовать себя лучше. Это заставляло испытывать чистый, с трудом поддающийся контролю восторг, дрожать что-то в груди, а путанные глубокие закоулки подсознания отодвигаться подальше. Это помогало.

Но не сейчас.

Может быть потому, что причина его смятения тоже была здесь. Реальнее некуда.

"Мне показалось, что тебя что-то беспокоит".

"Всё хорошо"

Он ведь сказал, что всё хорошо. Этого должно было быть достаточно.

Дэвид поморщился и переменил позу. Как и простой реальности снаружи, сказанного ему было теперь недостаточно. Это ощущалось неудобно. Жить вообще с некоторых пор стало ужасно неудобно. Что там было про яблоко и знания?

Дэвид потряс головой. Последний обрывок мысли пришёл не то откуда-то из прочитанного, не то опять из пыльной глубины его больных мозгов, где информация хранилась в причудливом хаосе, временами обрушиваясь на сознание без предупреждения

Люди лгут. Это тоже был такой... аспект реальной реальности.

Но отец не стал бы?

Он ведь сказал, что всё хорошо. Значит, так и есть?

Его что-то беспокоило. Это знание было не просто сухой информацией со стороны или изнутри. Оно сформировалось. Беспокойство... существовало.

Может быть, отцу нужна была помощь.

Какая-нибудь. Дэвид не знал точно, а решать... не годилось? И всё-таки.

"Мне ведь уже лучше. Сейчас я могу... помочь?"

Если подумать, так уже было.

Дэвид поёжился и сел, уткнувшись носом в ткань джинсов — смотреть на улицу расхотелось.

Может быть, отец не хотел помощи именно от него. На это были, конечно, причины. Дэвид не был настолько глуп. Его память иногда напоминала лоскутное одеяло с дырками, но некоторые вещи не забываются.

Наверное, отцу было неприятно.

"Что я должен сделать?"

— Знаешь, до обеда мы могли бы пройтись по окрестностям, если не хочешь сегодня никуда ехать, — голос вернул, выдернул Дэвида в реальность прежде, чем он успел соскользнуть глубже.

— А?

— Дэвид, — всё-таки, в отличие от него самого, отец, казалось, не мог провести день, сидя на одном месте. — Вставай.


Плечи и шея ныли немного. Прежде, чем взглянуть ему в лицо, Дэвид некоторое время смотрел на протянутую руку.

Странное, мгновенно накатившее от знакомого присутствия облегчение, мешалось со страхом и досадой.

— Что случилось?

"Что я должен сделать, чтобы не быть тебе обузой".

Знакомая тревожная морщинка между бровями у отца редко относилась к нему. Существовали более важные причины.

— Дэвид?

Люди лгут.

— Я... я задумался.

Вот так чувствовать знакомую уверенную хватку на своём запястье тоже в последнее время стало неудобно. И всё-таки всё ещё было хорошо.

***

"Я просто буду здесь на этот раз".

Были и другие. В конце концов, они взрослые люди. И они бы сообщили, если бы ситуация стала критической.

"Я буду здесь".





аватрка сама

@музыка: Twenty One Pilots

@настроение: што

@темы: фанфики, моё, внезапно, ЛюдиХэ и все-все-все, ...until the stars die

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Скитания в трёх соснах под луной.

главная